Сломанные вещи не стоят слез. Жизненная история

Сломанные вещи не стоят слез. Жизненная история

Сентябрь 11, 2019 Выкл.

ас ругать буду всех и уши откручивать попутно. Стоимость разбитого объектива составляла почти 100 тыс. рублей, поэтому моей злости не было конца-края.

Позже я решил уточнить, насколько серьезна поломка. Выяснилось, что от него живого места не осталось, а по комнате везде разбросаны осколки.

Домой я вернулся уже вечером с соответствующим выражением лица. Да, я был максимально суров, так как понимал, что подобная ситуация может повторится.

После того, как поужинал и привел себя в порядок выслушал несвязные объяснения сына. Выходит, что они бесились, и кто случайно скинул объектив, который уже было не спасти.

Выслушав все это, я сыну заявил, что придется полностью продавать его игрушки, компьютер и планшет, чтобы купить мне новый объектив. Ребенок только грустный кивнул и пошел в свою комнату.

Я уже немного остыл, как вижу, что сын тащит колонки и все свое добро. На мой вопрос «зачем?», объяснил, что ему ничего не жалко, лишь бы мне объектив новый купить. На лице у него читалась особенно сильная грусть.

У сына моего была серьезная травма колена, поэтому большую часть времени он находится дома. Учится здесь же. В будни дни он только с котом и учителями, так как все мы на работе. В этот момент мне его так жаль стало. Я подумал, что ничего не стоит этот объектив. Сын и так мучается, так еще и я к нему пристал. Лучше ругать за учебу или проступки, но за такое…

Не стал его ругать вообще. Сказал лишь, что этот объектив стоит столько, что можно было всю его комнату конструктором выложить. На этом он был действительно впечатлен.

После этого мне вспомнилось, как я отцу машину полностью разбил в 1988. Он дал мне по селу прокатится, я на трассу выехал. На съезде с нее стоял мостик. Так как мал был, то не рассчитал и в канаву плюхнулся. Передняя часть настолько была искорежена, что я боялся на восстановление. Пришел отец, молча посмотрел на меня, оделся и пошел к автомобилю. Гаишникам сказал, что лично управлял и не справился – занесло сильно. Ругать меня не стал, только спросил, все ли со мной в порядке.

Тогда-то я и понял, что ни одна вещь, сломанная не заслуживает скандала между родными людьми. Я готов к осуждению, но полностью уверен, что поступил правильно. Очень хочу, чтобы мой сын видел это, понимал и поступал также со своими детьми. Пусть будет похож на меня только в хорошем.